Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

ПОСТ ЗАГЛАВНЫЙ

После долгих лет поисков, размышлений и походов по психотерапевтам я осознала наконец, что со мной происходит, когда открыла предисловие к книге Алис Миллер "Драма одаренного ребенка" http://amtranslations.livejournal.com/2011/04/22/.  Она писала о том, о чем до сих пор молчит пресса, о чем не принято говорить в обществе: о насилии родителей над детьми.

Это происходит из поколения в поколения:
-детей унижают и издеваются на ними, чтобы почувствовать свою значимость
-избивают, чтобы выпустить агрессию и напряжение
-контролируют каждый шаг и слово, чтобы почувствовать себя "сверху", непререкаемыми авторитетами
-манипулируют, не считаясь с детскими чувствами
-оставляют на произвол судьбы, отказываясь от любой ответственности

-насилуют...
-и наконец, просто-напросто мстят детям за все, что у самих не получилось в жизни и за то, что когда-то с ними делали их собственные родители, часто откровенно получая удовольствие от насилия.


Самое страшное в родителях этого типа то, что они ни при каких обстоятельствах не признаются себе или окружающим в том, что на самом деле делают.
Слишком больно и тяжело или они им просто так удобнее и выгоднее?

Почему молчит общество? Потому что "РОДИТЕЛЕЙ НЕ ОСУЖДАЮТ". Многие родители этим пользуются.

Результат: неврозы, депрессии, сломанные судьбы, суициды, все виды зависимостей, ненависть к себе и многие другие вещи.

Этот дневник и другой, где я выкладываю свои переводы текстов Алис Миллер http://amtranslations.livejournal.com/, посвящен людям, которые в первую очередь не боятся задавать себе вопросы и искать ответы, предпочитаю пусть страшную, но все же правду.

Всем остальным "она-же-мать", "мать-это-святое" и прочим товарищам с отсутствием критического мышления и способностью выносить правду - в лес. Матом ругаться не стесняюсь (и даже люблю), баню без объяснений.

(no subject)

Снилось одиночество. Я была совсем,  абсолютно одна. Настолько,  чтоименя ничего не держало на этой Земле. Простотможно было б улететь,  и никто бы не заметил. Потом я вспомнила,  что у меня вроде отношения. Про мужа вмпомнила. Но так,  как будто я не уверена,  есть у нас отношения или нет. И решила позвонить ему и выяснить. Оказалось,  да. Сказала,  что мне вот так плохо. И он сказал: так позвонила бы мне сразу.
И оказалось,  что я могу хотя бы за него держаться.

До этого еще один сон: мать спрашивает меня,  что бы я хотела с ней поделать. Вот на выбор: погулять вместе или приготовить что-то. Нам ведь нужно общаться. Я ооочень удивляюсь.

Это у меня в голове налаживается,  потому что я создаю для своего ребенка нормальные условия и очень доя нее стараюсь. И приходит ощущение,  что так и должно быть в норме,  и что норма - они и на меня распространяется.

(no subject)

Мне всегда надо найти,  что в других неправильно. Это ставит меня чуть выше.
И всегда надо найти тех, кто чуть выше и кого надо ставить в разряд "особой касты".
Ой,  не понимаю я,  что такое горизонтальные отношения. Опыт... ну,  с мужем,  еще когда были очень близкие и доверительные с мужчинами именно. С одной подругой. Раскрыться и не думать наперед,  не думать мучительно,  правильно ли я сейчас сделала,  этот опыт только дома.
Это то,  что точит душу постоянно, кажется,  подрывает сильнее всего.
Ощущение себя голос на рлощади перед дестокой толпой,  которая жаждет оторваться на ком-то беззащитном. Да,  то самое,  когда Юля и остальные девочки под ее предводительством стояли наверху лесничной площадки и ждали меня каждый день со школы,  чтобв оторваться. Я шла и всю дорогу готовилась. Несколько лет.

Они обсужлали и комментировали все,  начиная с одежды и движений,  заканчивая тем,  какую музыку слышали из моего окна вчера и что про меня говорят в школе.
Ощущение,  что миллион глаз на мне и я застываю от ужаса,  не могу двигаться.

И где ты была блядь мама.
Я реально не понимаю. Если б мой ребенок пережил такое один раз,  я думаю,  ей пришлось бы реанимироваться много месяцев. Даже сейчас,  когда она мелкая, и под моей и папиной защитой,  ее так многое ранит,  особенно что касается подруг. Она вспоминает случаи,  когда ее обозвали или не позвали играть,  спустя долгие месяцы,  и снова ревет. И это при том,  что я тут и утешаю и выслушиваю каждый раз.
Одно - это тотальная беззащитность и миллион осуждающих глаз.
Второе - когда мама злая и ненавидит меня,  и я ей чужая и плохая.
Т

Collapse )

(no subject)

Поймала себя на том,  что хочу в больницу. Лучше в психоневрологию,  где у меня будет своя койка,  и можно выходить на улицу,  и все вокруг такие же грустные. И никто не пристает. Я бы лежала и читала книжки.
Нет,  там страшно на самом деле и очень тягостно. Но ресурсов нет.
Именно поэтому я так боюсь заболеть раком. Или что кто-то умрет и я не справлюсь,  не смогу дальше жить и работать, зарабатывать на жизнь. Потому что ресурсов нет,  и я сама не единица,  которая стоит на ногах.

У меня нет ресурсов,  они съедены на много лет вперед,  скорее всего, насовсем и навсегда съедены.
Когда родилась мелкая,  я сразу поняла,  что не справлюсь. Что у меня нет на себя,  а тут такие огромные затраты ресурсов, что хотелось натурально сбежать. Развестись с мужем, отказаться от ребенка и эмигрировать, как вариант. И это действительно так. Я прихожу умталая и голодная,  в меня нет сил,  но мне надо кормить ее, приводить в порядок дом, попутно жалеть ее и решать 500 ее проблем. И

Collapse )

(no subject)

Кажется,  серьезная фишка в том,  чтобы был предел терпения. Чтоб знать свое право на "Все,  я больше не могу".
Дома я зла на мужа, потому что ни хрена не делает,  и все дела по дому плюс ребенок на мне. И еще у меня свои дела,  которые хочется поделать.
Когда есть моменты покоя,  то понимаешь,  что они же бывают! И что это вот норм состояние. И потом,  когда надо сделать одновременно 10 дел плюс ребенок,  которому сейчас и немедленно, и все очень срочно, и тревога зашкалом, и я становлюсь злющая и дерганная и начинаю орать. И тут поняла,  что чего-то ненормально,  и я не выдерживаю. Бляяяя. Значит,  так быть не должно.
Но вот я сейчас это напишу,  и чего? Что конкретно? Смогу я в следующий раз поймать это и сказать "стоп"?
Да,  а что мне мешает? Вопрос то в том,  зачем я так много беру на себя. Заранее зная,  что не справлюсь. Но говорю ничего ничего все будет хорошо сделано,  я все успею. Вмег

Тогда я как бы хорошая. Перед начальниками. Перед папой - сразу он вспоминается. Допрыгнуть. Допрыгнуть. И я реально кончилась уже давно. Мне,  чтобы придти в себя,  надо может трое суток тупо лежать и дышать.
И тогда я - это я сама. Когда ПОДОЖДИТЕ. Я НЕ МОГУ ТАК. МНЕ НАДО ВРЕМЯ. ДАЙТЕ МНЕ 10 МИНУТ. Побудьте одни.
Хорошо,  я это сделаю,  но сейчас мне нужно доделать вот это, это займет .... дней.
Мама я хочу играть.
Хорошо. 5 минут займись вот этим. Потом я приду.

Боже как хорошо.

Всегда

(no subject)

Мне кажется, я знаю, какая мне терапия сейчас нужна. Какая ВООБЩЕ нужна. Кроме проживания всех тех споятанных чувств (что самое-пресамое главное). Мне нужно полное погружение в чью-то заботу и принятие.
Ну вот как будто я приду на прием и сяду. И если я буду грустить, то меня поддержат, сколько нужно, и если буду злиться, вредничать... что угодно. Даже если ничего не буду, буду сидеть закрытая. То рядом со мной будет терапевт, который будет со мной самой заботливой мамой на свете, которая пытается окрудить ребенка заботой и лаской и создать надежное и безопасное поле вокруг него. В чьих-то надежных, теплых, ласковых руках. Чтоб набраться тепла и научиться расслабляться и доверять, и дышать и слышать себя. Прям вот бабушкотерапия.
Я пытаюсь сейчас, когда сама с собой перед сном, вспомнить что-то такое, чтоб погрузиться в это состояние. Меня выкидывает, конечно.Но если представлять... Я могу себе представить теплое джакузи, еду какую-нибудь...милое животное, кошку или собаку. Могу представить некоторых людей, которых я знаю и которые идут по жизни с теплом и сознательно делают хорошее. Да, видела таких. Могу представить теплое лесное озеро летней ночью. Дочку. И других детей.

(no subject)

Очень интересно, как текут мои мысли обычно (и грустно, на самом деле).Любая ситуация в моей голове разрастается до обязательного наезда на меня. То есть что бы я не делала, хоть шапочку вяжу, я ловлю себя на мысли, что кто-то уже поиздевался над этой шапочкой и опустил ее как мог.
Collapse )

(no subject)

У меня организм сам по себе не включается. Его надо запускать. Все заморожено и зажато, очень трудно сподвигнуть себя на какое-то физическое действие. Как будто испуганность сидит такая сильная, что замораживает все движения. Я вспомнила момент, который очень сильно с этим ощущением перекликается. Мне лет 13, я иду со школы домой, и вот это место, стена и небольшое пространство, заросшее травой. Стена с квадратными стеклянными кирпичами вместо окон, отслоившаяся краска бежевая. И у меня абсолютное ощущение, что я до ненависти не могу справиться со своим телом. Оно отдельно, из него вынули жизнь, оно отключено от жизни внутри (а где она?) и прдключено к жестко управляемому центру, который сечет все вокруг и контролирует, как оно движется. Чтобы не было неправильно, смешно, или еще как-то. Ловит сигналы со всех сторон, как зверь, которого травят. Опасность отовсюду. Вот сейчас одно неправильное движение, и прямо из кустов повалят довольные дети и взрослые, которые будут счастливо ржать, найдя жертву, меня то есть. И я не переживу.
И так не могу пережить, не справляюсь, тело не слушается. Главное ужасное г.,.о - глаза и руки. Ненавижу. Столько усилий нужно приложить, чтобы двигать ими и при этом это выглядело бы нормальным, да еще и естественным. А глаза!!! Куда смотреть, как смотреть. В лицо кому-то смотреть невозможно, у меня внутри такое чувство вины, что я очень боюсь встретиться с кем-то взглядом. Мне даже на портреты в журналах смотреть страшно, как будто это вызов, кто-то смотрит на меня, прямо в меня, и видит что-то, что нужно скрывать. И сейчас бывает такое, когда я замученная, мне сложно смотреть человеку в глаза. А тогда было навязчиво, ведь навстречу шли люди, и перед КАЖДЫМ я должна была показаться естественной. Каждому я не могла смотреть в глаза, каждый прохожий был очередным толчком боли и страха изнутри, потому что вот сейчас надо приготовиться, руки как-то поставить... переложить пакет... нет, это неестественно, странно выглядит... куда глаза? Сейчас пять шагов смотрим на траву справа, потом поднимаю голову и смотрю как бы в район ушей... ага, вроде прошло нормально. Иду до следующего прохожего.
Да, жутко. Если я видела знакомое лицо, у меня все внутри сжималось, чувствовала знакомый болезненный толчок в районе солнечного сплетения. Опять приготовилась... пошла. Еще поздороваться.Очень сложно. Здоровалась, потом долго переживала: нормально сказала? Нормальным тоном? Что-то у того человека в лице промелькнуло, что-то не так? Обидела? Расстроила? Слишком рано начала здороваться, надо было приерно за 5 метров, а я раньше? Что он теперь подумает? Я просыпалась ночью от этих тревожных мыслей.
Капец, как я вообще справлялась-то с жизнью, с уроками?
Так вот эта "застылость", она так и живет. Тормозит. И сейчас мне нужно специально начинать двигаться, много ходить, дышать, суетиться, чтобы немного от нее избавиться.
Не такая, не такая, не такая. Все неправильно. Мамин строгий голос, недоступность, железность, несъедобность, понимание провала и того, что не достигну никогда, не смогу, но буду всей собой показывать, что я пытаюсь, мамочка, посмотри, я стараюсь, я всем пожертвую, мне ничего в себе не важно, лишь бы ты чуток повернула железную голову в мою сторону, хоть капельку одобрения, и мне полегчает, меня отпустит, я зальюсь теплыми слезами облегчения: можно жить. Да, если устроить истерику, рыдать пару часов, инсценировать попытку самоубийства, порезать руки, то он, возможно, придет и сядет рядом, и наступит теплота и примирение. А может и нет. Может, придется рыдать долго, часа три, или полночи, не желая сдаваться. А облегчения не наступит, железо и холод, и даже насмешка: она победила, она железнее, ха-ха.. В этом какое-то удовольствие: ребенок просит молока, а ты ему чего-то несъедобного и орешь: чтою расслабился? А вот жри! Я тоже так страдала, теперь ты поймешь, как мне было плохо! А я и понимаю, я все на себя приму...
Бля, какая хрень.
Я лежу и гоняю лихорадочно в голове: надо сделать то, это, что сначала, что потом... нельзя лежать, надо вставать и гнать по кругу, а сил нет, я все ненавижу, но не могу расслабиться. И тут мелкая поворачивается ко мне, и с такой радостью: мама! И меня опс, и отпускает. Меня приняли. Фууу. Все неважно, это все фигня, я вступила на теплую землю, где все по-другому.

И снова про «организацию невроза у детей».

Оригинал взят у sv_minskaya в И снова про «организацию невроза у детей».
Я уже писала про один гарантированный способ обеспечить ребенку невроз из самых лучших побуждений. Решила продолжать эту серию под тэгом «все лучшее детям». Я не очень-то ерничаю, когда говорю про лучшее. Родители искренне предлагают ребенку только то, что они сами считают лучшим – свой взгляд на мир, свои сценарии и послания, ресурсы всяческие (еда, образование, игрушки).  Да все, что имеют сами и этим довольны,  или сами хотели бы иметь в детстве, да возможности не было.

Вот захотелось рассказать про типичную ситуацию в семьях, где папа работает, а мама сидит с детьми. Нет, там, где работают оба родителя,  такое тоже имеет место быть, но реже. Сами поймете, почему.

Collapse )