Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

ПОСТ ЗАГЛАВНЫЙ

После долгих лет поисков, размышлений и походов по психотерапевтам я осознала наконец, что со мной происходит, когда открыла предисловие к книге Алис Миллер "Драма одаренного ребенка" http://amtranslations.livejournal.com/2011/04/22/.  Она писала о том, о чем до сих пор молчит пресса, о чем не принято говорить в обществе: о насилии родителей над детьми.

Это происходит из поколения в поколения:
-детей унижают и издеваются на ними, чтобы почувствовать свою значимость
-избивают, чтобы выпустить агрессию и напряжение
-контролируют каждый шаг и слово, чтобы почувствовать себя "сверху", непререкаемыми авторитетами
-манипулируют, не считаясь с детскими чувствами
-оставляют на произвол судьбы, отказываясь от любой ответственности

-насилуют...
-и наконец, просто-напросто мстят детям за все, что у самих не получилось в жизни и за то, что когда-то с ними делали их собственные родители, часто откровенно получая удовольствие от насилия.


Самое страшное в родителях этого типа то, что они ни при каких обстоятельствах не признаются себе или окружающим в том, что на самом деле делают.
Слишком больно и тяжело или они им просто так удобнее и выгоднее?

Почему молчит общество? Потому что "РОДИТЕЛЕЙ НЕ ОСУЖДАЮТ". Многие родители этим пользуются.

Результат: неврозы, депрессии, сломанные судьбы, суициды, все виды зависимостей, ненависть к себе и многие другие вещи.

Этот дневник и другой, где я выкладываю свои переводы текстов Алис Миллер http://amtranslations.livejournal.com/, посвящен людям, которые в первую очередь не боятся задавать себе вопросы и искать ответы, предпочитаю пусть страшную, но все же правду.

Всем остальным "она-же-мать", "мать-это-святое" и прочим товарищам с отсутствием критического мышления и способностью выносить правду - в лес. Матом ругаться не стесняюсь (и даже люблю), баню без объяснений.

(no subject)

Ага.
Сегодня(поскольку была усталая), 3 раза НЕ вмешалась и не помчалась на помощь и переживать за других.
Первый раз начальница вставляла коллеге,  и вставляла правильно. Меня тянуло типа посочувствовать,  мол, бееедненькая,  какую вам злую тетку прислали. Удержалась. Сил и так нет. А оказалось,  можно не влезть и не слипнуться. Обалдеть.
Второй раз продавщица рычала на своего мужа,  и я не стала слушать. Обычно я слушаю всех. Где скандал. И переживаю. Вдруг кого спасать и жалеть. Потом думаю,  как так,  бедненькие и жизнь несправедлива.
А третий не вылезла возмущенно,  когда в автобусе пьяный орал матом. Я ничего не могу сделать по любому,  но переживать за весь ужас буду обязательно. Бессильно.
Можно и не.

Покатались

Угораздило меня рассказать родителю о своих неприятностях - чо-то подколбашивает и хочется поддержки. Щяз. Я прям с запросом: что делать-то, посоветуй?
- Да все будет нормально.
- Чего нормально, когда уже все ненормально?
- Да нормально будет. И начальников надо побольше уважать, поменьше права качать.
- А как же?..
- Ну я пойду, что ли, посплю.
- А вот...
- Ладно, я тут поваляюсь, а то после обеда спать тянет.

Я-то спокойно отреагировала, немного смешно даже стало. Ну, лишнее доказательство, что там черная дыра вместо сознания, плюс материал для психотерапии.

И вот вечером едем в автобусе, сели рядом молодые парни. Орут матом на весь автобус, стебутся в открытую над пассажирами. Нахально, намеренно громко, на публику - мол, мы крутые такие. Заходит копания слегка подвыпивших мужчин за пятьдесят. И те молодые ушлепки давай их цеплять. Те сначала отшучивались, пытались миром. Даже на оскорбления отвечали шутками, для меня такое терпение непостижимо. А те тем временем все больше борзели. Один мужик не выдержал и разорался на них.
И тут уже я не выдержала. ну не могу. Как развопелась: "Да что это такое, едут орут на весь автобус, сколько можно слушать ваш мат?!". Тут и остальные мужики не выдержали и началась перепалка, слава Богу, до драки не дошло, хотя мне лично очень хотелось, чтоб этим паршивцам дали по шее. А меня-то уже несло! Я толкнула пламенную речь, орала, что им должно быть стыдно, почему я, женщина, вынуждена их мат слушать?! Вести себя не умеете, по-русски говорить не умеете и тыды и все такое!". В результате моей речи один из ушепков извинился, а второй сообщил, что у него мама-папа в аварии погибли, он сирота и не виноват.
Мужиков уже тоже было не остановить, и ушлепков выперли из автобуса, выпнули хорошими поджопниками.
- Первый раз за год в автобус сел, и вот пожалуйста, - вздохнул один из мужиков.- Говорил я вам, на такси надо было ехать, а вы: "денег жалко!"

А я подумала: как же это все между собой тесно связано. Вот эта моя гиперчувствительность к несправедливости и папашина глухота к моим проблемам, к тому, что я нуждаюсь в защите. Незащищенность, несправедливость - и меня несет, я влезу везде, буду орать и доказывать. А потом меня будет долго трясти и я не смогу уснуть.

Положим, раньше я молчала совсем и вообще эту несправедливость не осознавала, сейчас вот ору на весь автобус и не понимаю, почему остальные молчат. А они себя берегут... хотя есть там и другая сторона. И вот я весь вечер успокоиться не могла, а тут уже полвосьмого, мне не уснуть толком. Все несправедливости мира касаются лично меня.

Наверное. это тоже должно пройти и трансформироваться в другое какое-то отношение. Когда можно заткнуть идиотов, но суше и спокойнее, не спускаться до них. Осознать, что это их проблемы  - а сейчас у меня чувство, что мои...

Чтоб мы так жили!!! А!

Оригинал взят у radulova в Британцы заставили министра ездить на работу электричкой
Воскресные газеты в Британии сообщили, что поездки министра транспорта Саймона Бернса на служебной машине с шофером из дома в графстве Эссекс на работу в Вестминстере обходятся им в 80 тысяч фунтов в год. Налогоплательщики возмутились - они так недовольны министром, ведь он повысил тарифы на железнодорожный транспорт. Британцы стали требовать, чтобы Бернс стал ездить на работу на электричке, как все. Министр подчинился. Вот он на платформе в 5:58 утра.

12

Электричка была переполнена. Пришлось стоять весь путь - 36 минут. Кстати, самый дешевый билет, который может купить министр на свой маршрут, стоит £ 14.20 (около 700 рублей).

11 10

сон на 19 июня 2013 года

Оригинал взят у clear_text в сон на 19 июня 2013 года
БЕЛАЯ ДАМА И МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК

Позавчера под утро приснился очень важный сон.
Вот такой:
Я еду в поезде. Поезд громадный, каждый вагон – как длинный одноэтажный многооконный дом. Широкие коридоры. Купе – одноместные. Дверь с номером, к примеру «3 – А и Б» ведет из коридора в маленькую прихожую, комнатка направо, комнатка налево, в середине – дверь в умывалку, она же сортир и душевая.
Вагоны огромные, колеса тоже. Вниз, на платформу, ведут очень крутые деревянные лестницы – метра полтора, самое маленькое. Узкие высокие ступеньки, тонкие коричневые перильца.
Вот я устраиваюсь в своем купе (номер не помню, но, кажется, дверь налево), вешаю куртку на плечики, достаю из чемодана несессер, ставлю его на полку, осматриваюсь и нахожу полотенца, мне всё очень нравится, я даже что-то напеваю тихонько, что со мной случается редко, поскольку петь я не умею совсем. Но тут – такое прекрасное настроение, что так и хочется тра-ля-ля-ля…
Поезд трогается.
Я сажусь в кресло – там даже кресло есть, и вообще купе похоже на старомодный спальный вагон, Калининградского завода, такие еще до середины семидесятых ходили по нашим дорогам. Там были две полки одна над другой, тяжелое кресло и дверца в умывальник, общий для двух купе. Но тут нет никакой второй полки и дверцы – умывальник в прихожей, я ведь говорил.
Итак, поезд трогается, я смотрю в окно, как там мелькают сначала дома, потом шоссе и перекрестки, а потом – поле и лес.

И тут в дверь стучат.
- Да, да, - говорю.
Входит женщина.
Ей за сорок, но явно меньше пятидесяти. Ну, в крайнем случае, чуть больше. Но не намного. Блондинка с густыми, но коротко стрижеными волосами: голова, как пушистый шар. Она рослая и очень крупная. Можно даже сказать, толстая, и очень белокожая. Держится величественно, лицо хмурое.
- Здравствуйте, - говорю я, поняв, что это не проводница. Хотя по решительному стуку в дверь я сначала именно это подумал. – Заходите. Чем могу служить?
- Угу, - говорит она вместо ответного «здрасьте». – Дело в том, что скоро остановка. Станция Мартыново (я запомнил!). Я там выхожу. Вы видели, какие крутые тут лестницы? Вы поможете мне спуститься вниз. Вы же видите, какая я грузная!
- Хорошо, - киваю я.
- Да, и вот что. Станция Мартыново – это пересадка. Мне надо на другой поезд. Там, в Мартыново, в вокзале, есть комната номер восемь. Там ставят штамп на билет. Вы должны проводить меня до комнаты восемь. Помочь мне поставить штамп. А потом вы должны посадить меня на мой поезд.
- Я? – мне не по себе от такого напора. – Почему именно я?
- Молодой человек! – она повышает голос и грозит мне пальцем. – Потому что я очень грузная!
Я слегка трушу. Но отвечаю:
- Конечно, это бестактно спрашивать у женщины про ее возраст. Но я вижу, что вы несколько моложе меня. Лет на десять. А то и на пятнадцать! Какой я вам молодой человек?
- Вы же видите, какая я грузная! – орет она.
Я встаю, протискиваюсь между ней и столиком, выхожу в коридор.
- Проводник! – зову я. Выбегает девушка в синей форме. – Сколько мы стоим в Мартынове?
- Десять минут, - отвечает проводница.
- Вот, - говорю я этой даме, вернувшись в свое купе. – Я, конечно, помогу вам сойти на платформу. Если сумею, покажу вам, как найти комнату номер восемь. Но на этом всё. Сажать вас на другой поезд – увольте.
- Это еще почему?
- Стоянка всего десять минут. Я могу опоздать на свой поезд.
- Какая чушь! – говорит она. – Меня это не касается!
Поворачивается и уходит.

Поезд замедляет ход. Останавливается
«Мартыново! Мартыново!» - кричит проводница.
- Ну, где же вы? – в коридоре стоит эта большая белая дама.
Помогаю ей сойти по этой крутой лесенке. Спускаю ее чемодан. Она сразу устремляется вдаль по широкому вокзальному коридору, волоча за собой чемодан на колесиках. Я вижу, что она шагает вдоль дверей с номерами «14», «16», «18». Оборачиваюсь. Прямо передо мной – дверь с номером «8». То есть она пошла не туда.
Я бегу за ней, кричу: «Стойте, стойте!». Она не слышит. Догоняю. Совсем запыхался. Рукой показываю, что ей нужно назад. Довожу ее до комнаты номер восемь.
Гулкий голос: стоянка заканчивается, займите свои места.
- А теперь, молодой человек, помогите мне проштамповать билет, узнайте, где мой поезд, и посадите меня в мой вагон, - говорит она. – Я ведь такая большая и грузная, - добавляет она.
Чувствую – еще секунда, и я соглашусь.
Собираю все силы, чтобы закричать. Во сне это обычно не получается, хочешь крикнуть, но только задыхаешься и сипишь – но тут вдруг свежий вдох входит в меня, и я кричу ей, прямо в ее дебелую рожу, в ее красные губы, в ее белесые глазки, в ее травленую стрижку:
- Пошла на х*й!!!
И легко взбегаю на лесенку.

Почему этот сон важный?
Наверное, я избавился – или начал избавляться - от какого-то давнего страха. А от какого именно, и кем (вернее, чьим образом) была эта Белая Дама, такая грозная и такая грузная – пока не знаю. Надо подумать.

(no subject)

Сны.
Вот характерная особенность моих снов - вроде я там ничего такого не делаю, но меня все равно там начинают преследовать за что-нибудь, что, если трезво поразмыслить, является совершенно нормальным поведением. Ну или просто так преследовать, потому что у кого-то власть очень большая или злость.
Сегодня снилось, что напала какая-то злая королева (ну мы ее знаем), у которой много слуг, а вернее, тюремщиков. За что напала - да просто так, но я внутри была уверена, что я опять что-то сделала неправильно или попала в неправильное место. *А на самом деле? Все я делаю правильно! Как МНЕ НАДО. Господи, вот я сейчас это понимаю, и у меня такое облегчение, как будто мир смотрит на меня по-доброму).
И вот она нас захватила и решает, пригодимся мы ей в чем-нибудь или сразу убить. Меня она оставила, потому что я женщина, а она вроде как склонна к лесбиянству. Типа, решила, что пригодится. Ну вот я и осталась в живых и начала искать, чем другим я могу ей пригодиться: может, шить умею или там еще какой талант, чтоб не убили. И еще я во сне очень рвалась к любимому человеку, была цель сбежать именно к нему. И сбежала. Решила, что цепь, на которую посадили, кто-нибудь из охранников когда-нибудь забудет пристегнуть. А потом нырнула с огромной высоты с пруд, даже зная, что у меня оковы на ногах. Ничего, они как-то порвались и меня не травмировали. Я доплыла под водой до берега и бежала до жд станции лесом, выбиваясь из сил. Не было сил бежать, но я знала, что не могу остановиться, мне нельзя назад, в ее лапы. Через силу, второе дыхание добежала, а он встречал меня на станции и наехал на охранника, который меня преследовал. Тот струсил и смысля, и мы уехали.

Проснулась и думаю: да нет такого на самом деле! Ну никто не следит, что я делаю так или не так. Закончился привет от матери. Обрадовалась- это сколько тонн цепей с себя можно сбросить?


И еще сон - про торговлю с собой. Как будто я без работы, и мне предлагают... разделывать свиней. И зарплату помню - 26 евро в час. Нехило, больше чем я сейчас за день. И вроде уже согласилась. А потом спрашиваю хозяйку: мы что, будем видеть, как эти свиньи умирают? Мы их будем убивать? Она говорит: да! И я тут же в ответ, опережая все свои разумные доводы, кричу: НЕТ! И ухожу.

(no subject)

Все думаю, как же это происходит, когда у ребенка что-то ломается в психике, мироощущении. Есть ощущение какого-то запредела. То есть то, что происходит - за пределами нормы, если брать за норму отношения, где есть хоть какая-то теплота.
Запредел - это поведение взрослого, которое направлено на уничтожение теплоты и связи.
Как будто тебе стремятся доказать, что этих вещей в природе нет вообще и быть не может, а ты, дура, распустилась, поверила. Ха-ха. Вот тебе урок.

Мне как-то приснился сон, который очень ярко это иллюстрирует. Как будто мне в руку из пачки насыпали конфет, были такие в моем детстве, я их очень любила -"Морские камушки", изюм в разноцветной глазури. И я радуюсь неожиданному подарку, слюнки уже потекли. А там и вправду морские камни. без всяких кавычек. Что, сладенького захотела? А жизнь вот такая, не распускайся.
Мол, "мне было плохо и ты попробуй, каково это".
И тогда что-то внутри ломается и умирает. Все. Жизнь слишком страшна, кругом жесть. Все с виду теплое, мягкое и доброе рано или поздно обернется своей настоящей стороной - жесткой и холодной, и оторвет от тебя кусок. И планет Земля - огромный айсберг, а все живое замерзло и умерло.

На примерах - это когда меня будили уже заполночь, чтоб пошла поставила туфли на полку, как положено, а то опять забыла: порядок важнее, чем детский сон. Когда у отца умерла сестра, а мать хмыкнула и ушла к себе: ее старые обиды важнее, чем волна горя при страшном известии. Когда она могла замолчать на несколько месяцев из-за того, что я медленно собиралась и мы опоздали на автобус (автобусы ходили каждые 10 минут). Значит, успеть на автобус - такое важное дело по сравнению с общением со мной. Что просто вся моя жизнь должна быть посвящена преследованию желтого "Икаруса": не спи, не ешь, думай, как бы его не пропустить.

Хлоп - и что-то оборвалось в пропасть, потеряны какие-то чувства, они не имеют права на существование. Происходит смерть любви, теплоты, связи.

На самом деле это все фигня. Потому что все эти вещи существуют, на них мир и держится, иначе все бы уже сожрали друг друга, как голодные волки в лесу. Все это не умерло, оно ворочается внутри - подпольно - депрессией. Требуют реанимации, хотят рассказать, как было плохо. А мне отчего-то кажется, что любовь все равно живет и просится наружу. Ей хочется что-то построить - такие у любви функции. Вот если построить, тогда, может, и убедимся. что она есть на самом деле?
Вот как-то так.

Правила и ПА

Наблюдение. Недавно случилось жутчайшее ПА в автобусе. Не знаю, как не выскочила, но пережить было тяжело очень :((( такой страх, такая паника, хоть беги и кричи.
Впереди меня сидела тетка -неформалка. Половина головы выстрижена коротко, почти под ноль, а вторая - наоборот, обросшая. Везде сережки понатыканы. И глядя на нее, мне легче становилось! Потому что она ломает правила. Которых я так боюсь и которые мне жить не дают.
Пришло сравнение: когда показывают в кино, как кто-то прокрадывается к сейфу, подлезая и лавируя между сетью лазерных лучей.
Вот так и я - везде это НЕ ТАК, НЕЛЬЗЯ, и так страшно нарушить. Будто сейчас же засигналит тревога, приедет полиция и  меня страшно накажут. Я попадусь.

Задолбало.
Это даже не правила по большому счету, которые страшно нарушить, а материны желания, настроения. И тогда придется опять чуточку умирать. И их не предугадаешь, они каждую минуту меняются.

Ну и как будем жить?
Матери нет, и надежды нет. Стремиться не к чему.
Осталась я сама. Какие правила у меня???

Здравствуйте, симптомы. Что вы мне расскажете?

Я, такая-то вся растакая, торжественно клянусь ловить в блокнот каждый симптом и связанные с ним мысли, записывать и находить их причины родом из моего детства.

Депрессия. Серьезная, с потерей интереса к жизни, мыслями о самоубийстве и напрасности всех стараний.
Утро: записи.

Кружится голова. Не хочется двигаться - страшно, каждое движение может прибавить груза вины: вдруг опять сделаю что-то не так?
Реальность пропадает - ау, я вообще где? плохо чувствую собственное тело, плохо ориентируюсь в пространстве.

Ошибки. Или внутри меня, или в мире - где-то есть ошибка. Это не во мне, я не виновата ни в чем!!!  - от этой мысли реветь охота. Пустите меня, я же здесь не при чем, это не мои ошибки, их кто-то придумал, чтобы все было жестко. Но мне все равно очень страшно, я не могу отбрыкаться от этих чужих ошибок, я не могу поверить, что они не мои. Значит, я прикрываю чужие ошибки, исправляю их.

Страх: что-то неправильно.
отчаяние, обида: почему мне никто не говорит, что это не я неправильная? Никто не скажет этого, некому рассказать.

Все тягучее, как вата. Обвинений можно ждать отовсюду, я не удивлюсь, если кто-то с улицы зайдет и обвинит меня в чем-то, за что положен расстрел.
Горечь и раздражение: надоело напрягаться ради других.

Возмущение: а что хорошего вы мне сделали, чтобы потом с меня столько требовать???

Всю жизнь мне говорили, что я сама этого хочу: страдать от выдуманных наездов. Идите в задницу. Мне от этого не скрыться, оно у меня в мышцах и клетках: страх преследования за каждое мое дыхание, движение.

Что это было? Мне не вспомнить. Потому что это было каждую секунду. Несоразмерность проступка и наказания. Хотя бы один случай, давай, нужно. Хорошо.
Мне лет 18. Мы собираемся с утра на автобус: мать на работу, я в школу. Опаздываем. Приходится бежать. Добегаем, садимся. мать долго не может отдышаться. Я уже начинаю вся сжиматься. И действительно, она пару недель после этого со мной не разговаривала. В автобусе она накинулась на меня со словами, что я решила ее убить, что ее сердце может не выдержать таких пробежек, что теперь ей надолго будет плохо. Почему? А ты копалась, мы из-за тебя не успели. Мне пришлось бежать ИЗ-ЗА ТЕБЯ, ты же там возилась, и теперь у меня почти что лопается сердце.  Мать вышла с автобуса, не попрощавшись со мной.
А мое сердце должно было это выдержать??? Мама!?



Автобус. Мне хочется сесть, но я не буду: придется пробираться к месту, кого-то тревожить, просить подвинуться. не могу. Я очень боюсь их осуждения, чувство, что они не вынесут этого, им будет очень тяжело, я нарушу чей-то мир, баланс, я просто их взбешу тем, что я есть, и опять буду чувствовать себя бесконечно виноватой. Не хочу. Постою.
Я держу на руках кота, она лежит на диване. Он выворачивается и прыгает ей на грудь. Наказание: месяц молчания.

Вопрос: что в этом было нормально?
Я тут ненормальная или кто?
Я после этого ненормальная, что испытываю страх, что угроза наезда заполонила белый свет, и мне кажется, что любое мое неосторожное движение может реально кого-то разрушить, и я буду виновата в ужасных, ужасных вещах, за которые меня только расстрелять (молчание месяцами - разве не смертная казнь для ребенка?!?)
?

Ненормальная ты, мать, ты зарвалась от своей власти, тебе хочется быть настолько важной, первой и главной, чтоб я подохла, но сделала так, как твоя левая нога пожелает. А на самом деле - ты ничтожество, ты высасывала последние силы жизни из ребенка, чтобы насытиться своей властью. Как хорошо, когда твои желания хоть для кого-то важнее жизни - и ты мне это устроила.

А не пошла бы ты в задницу, езди теперь одна в автобусах, поездах и самолетах, ты уже никогда не поедешь ни с дочерью, ни с внуками, потому что это такие, как ты, заслуживают страшных мук за издевательство над беззащитным ребенком.
Это такие как ты должны бояться, вздрагивать и оглядываться, на тебя должны люди показывать пальцем. Если б люди знали, что ты выделывала, так бы и было!

Нету никакой депрессии, есть зарвавшаяся ты и маленькая, безответная я.

Случай в поезде.

Случай в поезде.

 
Я хочу рассказать о каждом случае насилия, который только смогу вспомнить. Каждый - отдельно, и чем больше, тем лучше.

Это случилось в поезде, мы ехали вдвоем с матерью. Мне было лет, может быть 9, пару лет плюс-минус. Я помню, что сидела на полке напротив матери. И тут проводница принесла белье. Мать стала раскладывать и увидела, что нам дали на одну простынь больше.
Мне страшно и противно это вспоминать, как какое-то извращение.
Глядя на меня, она начала спрашивать:
-Давай возьмем одну простынку. Заберем себе, она ж лишняя. Возьмем, да?
Она пыталась добиться моего согласия на воровство.  Пыталась переложить эту ответственность на меня. Будто я это решила.
Мне стало ужасно, я сидела беспомощно, молча сморя на нее.Она стала настаивать:
-Ну тебе же надо простынь! Не мне же надо, а тебе!
Я расплакалась. нарочно. Так защитилась.
Она рассердилась, бросила простынь и резанула:
-Как будто мне это надо! Это тебе простынь нужно, я для тебя же старалась, а раз не хочешь, как хочешь!

Что уж тут комментировать Нечего... просто холодный ужас берет от этого капкана, в который можно было загнать ребенка. Я все равно осталась плохой. Выбор был замечательный - стать воровкой в надежде побыть "хорошей" для нее, либо получить ее неприкрытую ненависть от того, что я противлюсь ее желаниям.
Какая жуткая беспрардонная нечистоплотность. Какое там задуматься обо мне! Она не стеснялась совершенно, и думать даже не начинала.
Думаете, мы плохо жили? Хорошо мы жили, зарплаты у них с отцом были совсем неплохие. И при этом у моей матери - два высших образования... Она не безграмотная тупая идиотка. Она просто позволяла себе ВСЕ, она себе ни в чем не отказывала - в том, что можно было отбрать у меня.

Вспоминаются рассказы о фашистах, которые приходили в русские деревни и отбирали все, от скотины до белья. Нафиг може им не нужно было это белье, но отобрать - лишний раз унизить и показать свою власть- святое.
Ты для меня то, чем можно пользоваться. Я использую тебя, выжму до капельки, а потом выброшу.
"Каждое утро тех, кто не мог ходить, клали в тачку и везли сжигать" - из воспоминаний ребенка, пережившего концлагерь.
Использовать по полной и выбросить. Я бы никогда не почувствовала себя нужной по-настоящему, этого невозможно было бы добиться, я нужна была, чтоб меня использовали.
Как таких наказывать? По-моему, она просто говно, самое обычное и мерзкое. Фу!