Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

ПОСТ ЗАГЛАВНЫЙ

После долгих лет поисков, размышлений и походов по психотерапевтам я осознала наконец, что со мной происходит, когда открыла предисловие к книге Алис Миллер "Драма одаренного ребенка" http://amtranslations.livejournal.com/2011/04/22/.  Она писала о том, о чем до сих пор молчит пресса, о чем не принято говорить в обществе: о насилии родителей над детьми.

Это происходит из поколения в поколения:
-детей унижают и издеваются на ними, чтобы почувствовать свою значимость
-избивают, чтобы выпустить агрессию и напряжение
-контролируют каждый шаг и слово, чтобы почувствовать себя "сверху", непререкаемыми авторитетами
-манипулируют, не считаясь с детскими чувствами
-оставляют на произвол судьбы, отказываясь от любой ответственности

-насилуют...
-и наконец, просто-напросто мстят детям за все, что у самих не получилось в жизни и за то, что когда-то с ними делали их собственные родители, часто откровенно получая удовольствие от насилия.


Самое страшное в родителях этого типа то, что они ни при каких обстоятельствах не признаются себе или окружающим в том, что на самом деле делают.
Слишком больно и тяжело или они им просто так удобнее и выгоднее?

Почему молчит общество? Потому что "РОДИТЕЛЕЙ НЕ ОСУЖДАЮТ". Многие родители этим пользуются.

Результат: неврозы, депрессии, сломанные судьбы, суициды, все виды зависимостей, ненависть к себе и многие другие вещи.

Этот дневник и другой, где я выкладываю свои переводы текстов Алис Миллер http://amtranslations.livejournal.com/, посвящен людям, которые в первую очередь не боятся задавать себе вопросы и искать ответы, предпочитаю пусть страшную, но все же правду.

Всем остальным "она-же-мать", "мать-это-святое" и прочим товарищам с отсутствием критического мышления и способностью выносить правду - в лес. Матом ругаться не стесняюсь (и даже люблю), баню без объяснений.

Про секс

Оригинал взят у evo_lutio в Про секс
Про секс всем интересно и это понятно.

Не знаю как вам, а мне давно и сильно наскучил миф о вагинальном оргазме. Точнее миф о мифе о вагинальном оргазме и выводы, которые из него делаются. Выводы делаются самые фантастические, способные (если им следовать) не просто лишить женщину сексуального оргазма, но и сексуального желания и даже мысли о сексе как таковом. Получается, что природа создала тело женщины так, что проникновение ей крайне нежелательно, а мужчина со своим пенисом является агрессивным эгоистом. Казалось бы, остается хотя бы мастурбация, но как заниматься мастурбацией, если привычные сексуальные образы – унижение и абьюз? Вероятно, задача такой «сексологии» - искоренить секс из жизни женщины, сделать то, с чем не справилась средневековая мораль.

Постараюсь развеять эти мифы о мифах, пока не поздно.

Collapse )

(no subject)

Вчера в сонную дремоту воскресного пускай не утра, а дня - а что, спят люди до 12-ти! - прорвалась трель домофона. Выползаю, рыча, из постельки.

- Да!
- Здравствуйте! Вы меня не знаете, меня зовут Василий, и нам интересно, как вы относитесь к порнографии!
- Чего?!?!
- К порнографии...
- Порнография, Василий, это когда тебе домой звонят в воскресенье с утреца и задают странные вопросы!!!
- Понятно. А можно еще один вопрос?
- Нет!!!
Бух трубкой.
А может, ходят выясняют, есть кто дома, чтоб потом квартиру вскрыть. А может, и правда борцы за справедливость - так идите на улицу опрос делать, ёперный театр. Все же у ярых борцов за "правые дела" часто отсутствует понятие личного пространства.

Удивительно дружная семейка

Оригинал взят у blondinka1287 в Удивительно дружная семейка
Оригинал взят у vsegda_tvoj в Удивительно дружная семейка
Семья котов приручила маленького бельчонка, теперь они живут в одной большой семье. Едят с одной миски, сосут одну сиську, это очень забавно :)

1

Collapse )

(no subject)

Интересно, что там в моем глубоком подсознании происходит, какие процессы, если в снах одни и те же сюжеты постепенно меняются.
Раньше снился один дом, где мы жили в детстве, очень скучала по нему. Во сне мы там живем с отцом и матерью. Я это расшифровываю как непреодолимое желание, которое сильней любой логики, воссоединиться с родителями, зажмурившись крепко на все-все-все. Все равно сидит и будет сидеть, этот жуткий детский ненасытный инстинкт "хочумаму". если он не удовлетворен, то никуда не денешься. Видали, например, кошек-собак, которых рано оторвали от мамкиной сиськи? До старости сосут хозяевам пальцы или там футболки, впадая в прострацию. Никуда не денешься, главное не дать этому инстинкту управлять своей жизнью.

Теперь второй дом, куда мы оттуда переехали. Он так и не "прижился" в душе, остался чужим, и прожили мы там недолго. Во сне меня там находит мать и идет убивать. Или сделать со мной что-то жуткое. Там разгорались основные уже осознанные мною баталии с матерью. Обычно во сне я не могу найти этот дом и не понимаю, куда идти. Там везде то жарко невыносимо, то страшный дождь, то темнота, короче, непригодная для проживания местность.
А сегодня я там гуляла (во сне) и вдруг обнаружила, что возле дома образовалось озеро. И так здорово. Вода, свежесть. Что-то новое.
Тут же во сне вспомнила про старых подруг, с очень теплым чувством. Подумала, как это хорошо.

Наверное, это к тому осознанию, что в жизни все меняется. Как меняется рельеф местности, там меняется мое осознание жизни и человеческих отношений.
Оно у меня постоянно в процессе, собираю паззл под названием "Как жить и возможно ли это в принципе". Сейчас стоит вопрос "Как жить, чтобы получать удовольствие и не зависеть от чужих тараканов".

Алис Миллер "Существует ли на самом деле инфантильная сексуальность?"

Alice Miller "Thou Shoult Not Be Aware. Society`s Betrayal of the Child"

Алис Миллер "Об этом не нужно знать. Предательство ребенка обществом", изд. 1986 г.
Перевод отрывка из главы 11 "Существует ли на самом деле "инфантильная сексуальность?", стр. 119-124



Существует ли на самом деле инфантильная сексуальность?

Мне понадобилось достаточно много времени для того, чтобы всерьез воспринять свои сомнения насчет теории влечений, которая беспокоила меня со времен моей учебы на психоаналитика, и для того, чтобы я  смогла перестать чувствовать себя обязанной относиться к ней как к краеугольному камню психоанализа, но я должна была сделать это, чтобы остаться верной своему основному принципу учиться от своих пациентов, а не «подгонять» их под теории. То, что я поняла об «инфантильной сексуальности» в ходе анализа, который проводила сама и того, где была супервизором, может быть подытожено в следующих пунктах:

1.       1. Какие-то вещи, но совершенно не все, касающееся тревоги, смущения и неуверенности, испытываемые каждым пациентом в детстве, имеют сексуальную природу.  Но теперь я больше не интерпретирую эти явления таким  образом, как меня когда-то учили – как защиту ребенка от собственных сексуальных желаний , но как часть реакции на сексуальные желания взрослых, объектом которых был ребенок. Как я уже говорила, для того, чтобы выжить, ребенку нужно получать от взрослых любовь, заботу, внимание и нежностью.  Ребенок готов на все, чтобы получить и удержать их. Если же он чувствует, что самый близкий человек, к которому он привязан, интересуется им (сознательно или неосознанно) в сексуальном плане – что случается достаточно часто , поскольку родители наших пациентов часто неудовлетворенны сексуально – ребенок начинает чувствовать себя неуверенно, иногда это пугает его, и в самых экстренных случаях он абсолютно дезориентирован. Тем не менее, он будет предпринимать все возможное, чтобы удовлетворить желания взрослого или, по крайней мере, сильно не расстраивать его, потому что не хочет обидеть взрослого и таким образом подвергнуться риску отвержения.

2.       2. Одним из важнейших законов, определяющим существование ребенка, является что хочет родитель  от своего ребенка, и сексуальность здесь не исключение. Дети могут «производить» псевдосексуальные чувства для того, чтобы быть достаточно хорошим партнером для фрустрированного родителя и таким образом удержать внимание родителя (Pierre Boudier разъяснил  эту проблему, произведя исследование детей матерей-психотиков).

3.       Настоящая сексуальная зрелость совпадает с психическим взрослением во время пубертата. То, что Фрейд описывал как «инфантильная сексуальность» в течение первых пяти лет жизни, состоит, по моему мнению, из многих различных элементов, которые я хочу здесь перечислить:

А. Автоэротизм, или интерес к своему телу и самому себе.

Б. Здоровое и сильное любопытство,  не подавленное  фальшивой и уклончивой информацией, совершенно естественно для ребенка, которому интересно вокруг и который сильно реагирует на различия между полами и на сексуальное общение между родителями.

В. Сильная ревность к интимности между родителями, к которой ребенка не допускают (Эдипов треугольник).

Г. Удовольствие, получаемое маленьким мальчиком от возможности манипулирования своим пенисом и его страх, что взрослых может положить конец этому удовольствию (страх кастрации, которым часто угрожали в 19 веке).

Д. Зависть маленькой девочки к мальчику, особенно если взрослый описывает сексуальные особенности как «у него есть..»  или «у девочек нет…» и преувеличивает важность маскулинности (зависть к пенису).

Е. Сила и интенсивность детских ощущений в общей сложности, включая сильные ощущения в оральной и анальной зоне (понятие, что ощущения в этих зонах имеют сексуальную природу, придумано кем-то из взрослых).

Ж. Борьба (принуждение), которая обычно происходит во время приучения ребенка к туалету, что может привести к так называемой анальной фиксации и на самом деле больше говорит о попытке лишить ребенка власти над своими чувственными желаниями и влечениями.

З. Постоянное приспособление к желаниям взрослого (что  также может выражаться в негативной форме как сопротивление) и полная готовность соответствовать им.

Фрейд  объяснял снижение сексуального интереса во время латентного периода как подавление Эдипова комплекса. Но этому, тем не менее, может быть совсем другое объяснение. Если мы рассматриваем маленького ребенка не как субъект, не как зачинщика, но как объект сексуального желания взрослого, то тут же другая мысль приходит на ум: взрослые более склонны обращать внимание в сексуальном смысле на детей более младшего возраста. Маленький ребенок живет в более тесном контакте со своими родителями, зачастую деля с ними спальню. Они также более привлекательны и вызывают сексуальные стимулы в первые годы своей жизни, чем когда достигают школьного возраста. В добавок ко всему,  взрослые могут в большей степени полагаться на молчание маленьких детей, идо недавнего времени люди могли быть уверены – а некоторые, разумеется, до сих пор– что происходившее с очень маленькими детьми не будет иметь вообще никаких последствий и никогда не будет разглашено.

4.       4. Для детей совершенно естественным является пробуждать во взрослом сексуальные желания, поскольку они красивые, хорошенькие, привлекательные, и потому что они просто обожают взрослого, возможно, больше, чем кто-либо еще. Если у взрослого есть своя, удовлетворяющая его, сексуальная жизнь со своим взрослым партнером, то у него нет нужды поступать согласно своим желаниям, пробужденных ребенком или, наоборот,  держать ребенка на расстоянии. Но если взрослый чувствует себя униженным или не воспринятым всерьез своим партнером, если его потребностям не смогли раскрыться и созреть из-за запретов,  или если он сам когда-то, будучи ребенком,  был соблазнен или изнасилован, то у такого взрослого будет проявляться сильная тенденция к удовлетворению своих сексуальных потребностей с детьми.

55  5. Сексуальные желания, испытываемые взрослыми, зачастую имеют нарцистическую природу.  Отдельно проблему нарцистическоге происхождения сексуальных извращений я рассматривала в некоторых деталях в книге «Драма одаренного ребенка». Меня бы не удивило, если бы выяснилось, что причины,  которые толкают человека заниматься педофилией, даже в самых экстремальных случаях,  не имеют под собой сексуальной основы (например, это может  быть вопрос власти и беспомощности).

6.       6. Я убедилась на собственном опыте, что терапевт достигает гораздо большего прогресса в работе с клиентом, если  он или она пытается понять сексуальные проблемы пациента как результат сексуального насилия со стороны взрослых. Я не интерпретирую соблазняющее поведение  так называемых «истерических» пациентов как выражение их сексуальных желаний, но как неосознаваемый знак о событии, которое пациент мог совершенно забыть, и подход к которому может быть найден только через проигрывание этого события. Я верю, что, играя активную роль, пациент будет повторно демонстрировать то, что однажды – или не однажды, случилось с ним, но он не может этого помнить, поскольку это было слишком травматично, чтобы держать это на уровне сознания без помощи эмпатичного и поддерживающего человека. В замен этого,  пациент проигрывает неосознанные детские травмы, которые послужили причиной болезни (см. истории студентов-художников Аниты и Клауса Томас).

Истории о раннем сексуальном насилии не нужно представлять в истерической, соблазнительной манере. То, что было перенесено в пассивной роли, часто  переходит в активное поведение, но это не единственный защитный механизм, с которым мы сталкиваемся. У человека могут также возникнуть фригидность, бессонница, тревожность,  пагубные пристрастия, и здесь может быть ни малейшего следа типичной театральности истеричного пациента, и такие способы отыгрывания пережитого сексуального насилия более обычны, хотя и проявляются по-другому.

Шесть пунктов, которые я привела, которые резко противостоят теории Фрейда о инфантильной сексуальности, не являются частью теоретической базы, с которой я всегда работала. Эти знания постепенно появлялись в ходе моей практической работы с пациентами, из многочисленных наблюдений и снов, и, в конечном счете, из сделанного мною открытия, что такой подход помогает пациентам понять себя и свою жизнь лучше, чем  поиск их инфантильной сексуальности, концепцию, которую они в конце концов вынуждены принять, и которая не дает им ощущения, что они правильно поняты. Когда я разговариваю об этом своем новом подходе с другими психоаналитиками, то они часто оспаривают его, задавая вопрос, о котором я уже упоминала: «Почему этот подход должен настолько радикально отличаться от других, почему нет места для обеих интерпретаций, а именно, почему нельзя признать  значительность сексуальной травматизации наряду с детскими сексуальными желаниями. Если бы мои тезисы были основаны исключительно на абстрактных теоретических рассуждениях, тогда, вероятно, было бы гораздо легче скомпоновать эти две вещи и затем  произвольно снова разделить,  как «психологический материал», интеллектуальную конструкцию, которую каждый может рассматривать как он хочет. Но я не вижу смысла в подобных обобщениях. Те идеи, которые я излагаю здесь, основываются на конкретно опыте, который не является новым, но  которому я стала придавать значение, когда увидела связь со скрытым, но повсеместным  использованием власти взрослых над детьми.  С этой точки зрения я  понимаю концепцию «инфантильной сексуальности» как проявление педагогического способа  мышления, который игнорирует  вопрос  дисбаланса власти.

Поскольку детям необходимо идеализировать своих родителей для того, чтобы выжить,  и поскольку их воспитание запрещает им замечать, осознавать и произносить вслух то плохое, что с ними делают, но поскольку, с другой стороны,  детские чувства очень сильны и интенсивны, то неудивительно, что теория инфантильной сексуальности превуалирует так долго. И все же это должно удивлять нас, поскольку, хотя  многие люди так легко принимают на веру абсурдную идею о ребенке, который хочет вступить в сексуальные отношения со взрослым, все же во всех психоаналитических теориях очень редко упоминается о влиянии, которое имеет ребенок на сексуально неудовлетворенных родителей. Более того, редко поднимается вопрос, что значит для ребенка, во время проявления чувств, неожиданно быть сбитыми с толку, прочитав в глазах отца или матери сексуальное желание, которое они хотели бы, но не могут удовлетворить.

Если ребенок сталкивается лишь  с подобным взглядом, то это может привести  лишь к легкой форме дизориентации, но полная гамма малопонятных и пугающих сексуальных контактов между ребенком и взрослым, вплоть до изнасилования, встречается гораздо чаще, чем это людям хотелось бы признавать.

В «Реставрации себя» Хайнц Кохут объясняет разницу между типами невроза встречающимися в наши дни и во времена Фрейда основываясь на предположении, что будучи детьми, сегодняшние родители были лишены физического контакта со своими родителями, в то время как предыдущее поколение страдало в детстве от избытка сексуальной стимуляции. При этом игнорируются свидетельства, полученные из клинических материалов, откуда Кохут также брал свои примеры и которые снова и снова демонстрируют, что сексуальная стимуляция может сопровождаться проявлениями гнева или безразличия. Несмотря на это, теория Селф-объектов особенно полезна в объяснении этой комбинации, если мы придаем надлежащее значение распространенному явлению, когда дети зачастую используются как замена для Селф-объекта, которого недостает их родителям.

Известен тот факт, что отцы иногда насилуют своих дочерей, и  в последнее время больше, чем когда-либо, становится известно  о подобных случаях, поскольку теперь дочери имеют больше возможностей  заявить о том, что некогда должно было остаться в секрете,  скрывая травму, произошедшую в достаточно взрослом возрасте, чтобы ее запомнить (см. мое послесловие к изданию 1984 г.). Эти изнасилования  часто не имеют ничего общего с так называемой  любовью в инцесте, а просто дают отцам возможность, как одна итальянская газета это назвала, «наиболее дешевый способ получить удовольствие».

Когда я говорю о неосознанной травме, я не имею в виду, что один характерный случай обязательно должен привести к неврозу. Патогенным фактором является общая атмосфера раннего детства, которую можно узнать по переносам и контрпереносам.  Эмоциональная депривация необязательно приводит к психическим нарушениям, но более всего к этому могут привести нарцистические травмы – включая сексуальное насилие. Эти травмы происходят в тот период жизни ребенка, когда он наиболее беспомощен и которые он должен скрывать из-за угроз. Ребенок будет хранить секрет. Применяя угрозы, родители могут быть уверены в том, что секрет будет сохранен, в то время как  недостаток осознания ребенком происходящего блокирует доступ к его чувствам и витальности. Невозможность говорить или даже знать о травмах – вот что позднее приводит к развитию патологии.